Пролог

Линии тянулись до самого горизонта нигде не пересекаясь. Вся степь была будто вспахана ими. В мрачном свете заката это было даже красиво, если не знать что эти линии несут смерть и разрушения. Эти линии были огромными колоннами войск, движущихся по выжженной земле.

Он смотрел на них с небольшой скалы, неведомо по какому капризу Богов выросшей среди бескрайних степей. Смотрел… и в бессильной злобе сжимал рукоять секиры. Обломанной секиры. Когда-то грозное оружие превратилось в бесполезную палку, но он не мог выбросить ее. Сколько крови людей они «выпили» вместе с ней. Не сосчитать. И не забыть. Они проиграли.

Он щурил глаза но не отворачивался от кровавого заката. Он смотрел не моргая на сонмы врагов и повторял одну и ту же фразу… уже в сотый раз.

— Я отомщу…

Тысячи тысяч полегло в этой бойне. Все кого он любил… Все с кем рука об руку прошел всю войну… Все они были мертвы. Все. Мертвы.

Казалось полчищам врага нет конца. Теперь он понимал что значило предначертанное — нас смоет море… Враги и были тем морем. Морем пришедшим в их земли. Морем которое пришло убивать. Морем которое смыло все что ему было дорого.

Враги не жалели никого. Все стойбища были выжжены дотла. Он даже не знал спасся ли хоть кто нибудь. На голой скале он был совсем один. Неужели он последний. Он не хотел в это верить. Не мог. Но во все стороны до горизонта только пустота. Пустота и враг. Люди. Пустота и люди. А он совсем один. Последний.

Невольное желание взять зазубренный нож и кинуться в толпу врагов постоянно овладевало им. Найти смерть в бою. Смерть и спокойствие. Но долг не позволял ему этого. Он должен сохранить книгу. Он не знал что в ней, как не знали и десятки поколений хранителей до него. Но его долг был сберечь ее. Сохранить до прихода Хозяина. И он собирался этот долг исполнить. Ведь он последний. Последний гоблин…

Глава I

В трактире было так накурено что казалось все котлы Ада выпустили дым под его потолок. За длинным скобленым столам сидела довольно угрюмая компания. И хоть стол, в буквальном смысле, ломился от явств и кружек с элем атмосфера за ним была довольно гнетущая. Все сидящие за столом молча что-то жевали, время от времени отхлебывая кислое пойло из огромных кружек. Хотя, если судить объективно, кружки эти были огромные только по людским меркам, в руках же коренастых гномов они не выглядели настолько уж большими. И хоть гномы в миру и слыли малорослыми о сидящей за столом пятерке этого сказать было нельзя. В полумраке трактира их вполне можно было принять за гоблинов или даже орков, но огромные окладистые бороды не давали ошибиться.

Вот кстати странное дело… почему когда в повествовании появляются гномы, а они неприменно появляются куда же без них, так это происходит именно в кабаке? Ведь гномы народ по природе своей родовой и работящий, так вот почему бы не начать рассказ о них с шахты или кузницы (где гномам самое место)? Но нет же… раз гномы значит трактир, и к тому же не самый чистый.

Этот отвечал нашей задаче (ввести в повествование этих колоритных персонажей) как нельзя лучше. Находился трактир на самой окраине Города прямо возле северных ворот. Через эти ворота в Город постоянно, днем и ночью, текли нескончаемые караваны торговцев. Город привлекал к себе всех. И хоть торговля была его главным занятием, она же и привлекала в Город много разношерстного (и в прямом смысле слова тоже) люду. Вот эта пятерка гномов уж никак на честных торговцев не походила. Все видимые части тела у них были покрыты шрамами и ссадинами, рыжие бороды кое где опалены. И только у самого молодого из кодлы вид был более менее опрятный, но выражение его лица ничем не отличалось от лиц товарищей. Озабоченность и усталость читалась на лицах наемников, а то что это были именно наемники мог с уверенностью сказать даже самый затрапезный уличный мальчишка. От гномов за версту пахло войной. А так как сами гномы давно потеряли своё подземное царство то воевать они могли только под чужими знаменами, благо и знамен и войн было предостаточно. Только не в Городе конечно.

Город уже много столетий жил жизнью мирной и размеренной. Кабацкая драка — вот самое большое в Городе потрясение. Да и драки то тут случались не часто, мало кому охота ссорится с местной стражей. Так и до коменоломен недалече. Каменоломни были местом страшным, ну если верить байкам которые в полголоса травили в местных кабаках. Как там дела на самом деле не знал никто. По очень простой причине- попасть туда было ой как просто, за любой проступок в Городе наказание было одно — каменоломни. А вот выйти… так за почитай пол тысячилетия как основали Город и сами каменоломни никто оттуда и не выходил.

Вообще в ученых (были тут и такие) кругах время от времени вспыхивали яростные дебаты на тему что же появилось раньше — Город или каменоломни. Да вот только всегда эти дебаты кончались ничем, ну если не считать пары разбитых носов и очков самых дерзких профессоров, никто тех времен уже не помнил, а записи которые могли пролить свет на столь важный научно-исторический факт хранились сами угодайте где… правильно в Главной Башне каменоломни, ну а выйти оттуда никто… ну вобщем вы поняли.

Но вернемся к нашим наемникам. Они как раз уже заканчивали свой «траурный» обед.
— Не верю я что он придет, — вполголоса сказал самый младший гном. — Не верю и всё тут.
— Не суетись. Аванс мы взяли. Не придет до полуночи, как сговаривались, найдем другую работенку. Чай не пропадем в Городе. На Юг отсюда по десятку караванов в день уходит. Наймемся хоть в охранители, всё одно по пути. А так ещё и подзаработаем.
Пока самый тучный гном поучал малого дверь трактира громко скрипнула и в тяжелый смрад кабака ворвались струйки свежего воздуха. Но не ветер отворил дверь. На пороге стояла мрачная фигура в плаще с капюшоном, закрывающим почти всё лицо. Незнакомец опирался на странного вида посох, больше напоминающий обломок древка какого-то оружия. В другой руке он держал дорожный мешок, довольно тяжелый на вид. И хоть выглядел он простым странником что-то в его виде заставляло вздрогнуть. Чувствовалась исходящая от него опасность.

Гул в зале на мгновение стих, как будто решил оценить нового гостя, но тут же возобновился вновь. И только наша пятерка перестала жевать и уставилась на вошедшего оценивающими взглядами. Он или не он.

Незнакомец осмотревшись (хотя осмотревшись это громко сказано, он не поднимая капюшона поводил головой из стороны в сторону) подошел к столу с гномами. Бесцеремонно поставил на стол мешок, развязал его и вытащил оттуда старый зазубренный нож. Сторонний наблюдатель очень удивился бы тому что видавшие многое наемники даже не напряглись увидев оружие в чужих руках, а как-то почти явственно обрадовались. Один из гномов молча отодвинул единственный пустой стул и указал на него незнакомцу. Тот, спокойно убрав нож обратно в мешок, сел и достав из-за пояса трубку начал ее раскуривать. Гномы, переглянувшись, вернулись к еде. Но что-то за столом явно изменилось. Исчезла напряженность. Трапеза теперь напоминала не похоронный обед, а просто встречу старых сослуживцев… только вот один из них так и не открыл своего лица…

продолжение следует…